06 июля 2022, среда
Областные новости
04.07.2022
Стороны подчеркнули стремление укрепить совместную работу в торгово-экономической, научно-технической и гуманитарной сферах, пояснили, что видят содействие как равноправное и взаимовыгодное, имеющее долгосрочный и устойчивый характер.
04.07.2022
Обеспечить надежный иммунитет в случае подъема заболеваемости поможет только вовремя пройденная вакцинация и ревакцинация от COVID-19.

 

 

Наша Победа

05.05.2022

Детство, опалённое войной

Первые детские воспоминания моего отца связаны с Великой Отечественной войной. В июне 41-го ему было четыре с половиной года. Жили они тогда в Донбассе. Его отец в 1938-м завербовался на работу шахтёром. В колхозе в 30-х годах жилось очень бедно, но просто так из него выйти было нельзя, а вот на шахту – разрешалось. Дед мой сначала уехал один, потом забрал и семью.

– Поселились в бараке, вместо перегородок – тканевые занавески. Родители надеялись заработать денег и вернуться домой в Чембар. Но всё пошло не так, как задумывали. В 41-м отца призвали на фронт в числе первых. Отчётливо помню, как провожали его, как мы, ребятишки, бежали за колонной, не понимая, что многие из них домой уже не вернутся. Пропал без вести и мой отец Александр Фёдорович Макаров.

Почему-то повестки пришли не сразу всем мужчинам нашего барака. Один из них, наш земляк, решил, по-видимому, избежать призыва. Это я потом уже понял, когда повзрослел. Он собрал свою семью, пожитки и отправился «эвакуироваться» на... запад. Уговорил и мою маму, хотя она вместе с другими хотела возвращаться на родину.

Перемещались мы от одного населённого пункта к другому, по пути обменивая что-то из вещей на еду. В одном из поселений задержались дольше. Поселили нас в бывшем колхозном правлении. Дали муки и крупы на первое время, определили взрослых на работу. А потом пришли немцы. Так мы оказались на оккупированной территории. Хочу сказать, что поначалу немцы не лютовали. Или, может, нам повезло. Мы часто подбирали остатки еды возле кухни. Бывало, кто-то и шуганёт, а бывало, наоборот – бросали нам хлеб. Однажды один из солдат меня даже угостил шоколадом. Помню, не понравился, горький слишком был...

Да, ещё одна деталь – большинство мужчин убежали в поля с кукурузой, которую убрать не успели, и она стояла, как лес. Так и прятались там, иногда навещая тайком семьи, набирали еду. Это пацаны «по секрету» рассказывали.

Там мы перезимовали. Прошло лето и ещё одна зима. И тут дошли слухи, что наши наступают. Появилась надежда. Стали ждать наших. Настроение фашистов тоже сменилось. Теперь мы старались не попадаться им на глаза.

Помнится, местность, где мы жили, сильно не бомбили. Может быть, советские войска вошли в село без боя. Какое-то время подразделение оставалось в селе. Мы познакомились с немецкими солдатами. Бегали к ним на обед. Ох, и вкусна же была каша с тушёнкой! А когда поспели арбузы, мы с ними ездили показывать, где бахча, а потом объедались арбузами. Солдатам нравилось с нами возиться, наверное представляли своих детей.

Но однажды случилась беда. Играли мы с пацанами за околицей и нашли в кустах немецкий мотоцикл. Мы подтолкнули его с горки, быстро уселись на него, и он покатился в овраг. Кто успел, спрыгнул, а кто не успел – подорвались на мине. Вспоминать жутко! Потом приехали сапёры, прочесали всю местность.

Мама решила возвращаться в Горловку, где мы жили раньше, говорила, что если отец вернётся, где он нас искать-то будет. И вот она со мной и сыном отца от первого брака, который был на 6 лет старше меня, стала передвигаться на восток. Путь был голодный. Питались подаяниями и тем, что попадалось в заброшенных садах и огородах. Иногда останавливались в пустых домах пожить, собраться с силами. Как-то мама, собрав кое-какие оставшиеся вещи, пошла их обменять на центральную усадьбу и попала под осколки разорвавшейся мины. Оказалась она в госпитале с осколочным ранением в ногу. Мы об этом узнали через несколько дней. Маме удалось передать нам весточку через знакомых. Мы с братом пошли её навестить. Наверное, километров 15 пешком добирались. Повидались, она нам по куску хлеба сунула.

Обратно возвращался один. Брат сошёлся с компанией беспризорников, а меня отправил домой. Была уже поздняя осень. Продрог дорогой до костей и свалился дома с жаром. Не знаю, сколько времени прошло, иногда выползал на улицу, в огороде из мёрзлой земли выковыривал мёрзлую картошку, разводил огонь в печи и в какой-то баночке её варил. Но силы всё равно покинули меня и, если бы не соседка баба Гречка, как мы её звали (по-видимому она была гречанка), я, наверное бы, умер. Она заподозрила что-то неладное и решила проверить, как мы без матери. Нашла меня полуживого. Вскипятив ведро воды, она первым делом усадила меня в тёплую воду, отмыла, завернула в одеяло и уложила на тёплую лежанку. А потом принесла хлеба и молока. Помню, я ем, а она сидит плачет и приговаривает: потихоньку, помаленьку. Так она меня и выходила. Потом приехала домой и мама. Вернулся и наш Витёк. Кое-как перезимовали и стали собираться в дорогу.

В Горловке, как потом рассказывала мама, она обила все пороги, разыскивая, где отец. Так и не нашла о нём никаких упоминаний. Только гораздо позже, когда уже вернулись в свой Чембар, на один из запросов пришёл ответ, что рядовой Макаров А.Ф. пропал без вести. Где именно, не помню. Думается, что в самом начале войны сгинул, иначе, хоть какую бы весточку прислал.

Через несколько лет, будучи уже подростком, услышал разговор о том, что кто-то из знакомых встретил на базаре нашего соседа-земляка по бараку из Горловки, с которым мы эвакуировались в Западную Украину. Он вернулся в соседнее село и жил там. А потом до нас дошли слухи, что он оказывается, был полицаем и его увезли на «воронке».

Первым делом, вернувшись на родину, мама завела козу. Это была наша кормилица. Знаете, какое самое любимое моё лакомство? Свежеиспечённый хлеб с молоком.

Галина Садова.